«Путешественность» как средство нравственного самосовершенствования.

Отправлено 2 апр. 2015 г., 17:50 пользователем Vladislav Moiseev

 

Евгений ЛУНЯЕВ

Кафедра ЮНЕСКО по компаративным исследованиям духовных традиций,

 специфики их культур и межрелигиозного диалога, Санкт-Петербург

 

Кому удалось в юношеские годы хорошо путешествовать, тот вступает в жизнь с незаменимым запасом таких знаний, умственных навыков и душевных сил, каких он не мог бы почерпнуть ни у какого иного источника: годы учения (Lehrjahre) должны быть на самом деле и в собственном смысле годами странствий (Wanderjahre).

                                                                                                                                И.М. Гревс

 

            В рамках неизбежной глобализации, которая несомненно имеет положительное влияния в частности в области развития туризма, ЮНЕСКО предлагает глобальные стратегии развития туризма. Среди ожидаемых результатов выделяется приток иностранных вложений в малоразвитые и развивающиеся страны, и как следствие борьба с нищетой, развитие инфраструктуры, увеличение занятости местного населения в сфере туризма и повышение уровня образования. Кроме того, гарантируется работа по сохранению материальных и нематериальных объектов, находящихся в опасности исчезновения. Эти цели были сформулированы Организацией Объединенных Наций на Встрече на высшем уровне "Планета Земля" в Рио-де-Жанейро (1992) и выразила в Повестке дня общую тенденцию на примирение на устойчивой основе защиты окружающей среды, экономического развития и борьбы с бедностью.

            В октябре 1999 года на сессии Генеральной ассамблеи Всемирной туристической организации (ВТО) в г. Сантьяго был единогласно одобрен «Глобальный этический кодекс туризма». Непосредственно термин «туризм» в приамбуле к этому документу освещается в духе идеологии ООН: «Благодаря прямым, спонтанным и неназойливым контактам, которые осуществляются между мужчинами и женщинами, представляющими различные культуры и образы жизни, туризм представляет собой мощный фактор обеспечения мира и укрепления дружбы и взаимопонимания между народами нашей планеты». Создатели Кодекса твердо убеждены, что в области туризма «можно примирить экономику и экологию, окружающую среду и развитие, открытость для международных обменов», то есть туризм рассматривается как средство реализации глобальных тенденций, но подчеркивается и такая функция туризма как «защита социальной и культурной самобытности».

            Культурно-познавательный туризм является уникальным доступным инструментом по построению межкультурного, межрелигиозного диалога на универсальном языке культуры. Известный ученый-краевед начала XX века И.М. Гревс говорил, путешествия и экскурсии тем и ценны, что в них «родится драгоценная любовь к родине», что они помогают «привить себе вкус к странствиям по родине»1. А в начале 20-х годов прошлого столетия историк А.В. Бакушинский писал2: «Исторические расстояния при этом не помеха. Дух путешественности раздвигает горизонты времени и пространства для смотрящего, пережитая художественная ценность прошлого становится настоящим. Для такого переживания нет и пространственно-территориальных, нет и национальных загородок. Утверждается им общечеловеческое – быть может, мировое – над узким и личным».

            Определим принадлежность человека к определенной культуре как владение ментальными установками некой общности. Основополагающими здесь будут эстетические и этические составляющие – первые выступают в качестве универсального межкультурного языка, вторые контролируют и регулируют человеческие взаимоотношения, отвечают за рефлексию.  Думается, что ценностное прочтение окружающего мира позволит Человеку Воспринимающему не потреблять культуру, а «исповедовать» 3 ее.

            Именно формирование условий для возможности «исповедания» культуры, на мой взгляд, способно оправдать как пафос интеллектуала, так и потребность в постижении мира средствами культуры обывателей.

Небольшие по размеру своих территорий страны Западной и Восточной Европы находятся в странном положении: для активной/продуктивной реализации (читай – «сохранения» и «развития») собственного экономического или культурного потенциала им необходимо вливаться в общеевропейские процессы, то есть, ступать на путь глобализации – будь то вступление в Евросоюз или введение единой европейской валюты. С другой стороны, каждая нация старается сохранить свою внутреннюю культурную самобытность, избежать тотальной унификации. Обыватели, которые в своем большинстве знакомы с политикой только как с феноменом экранной культуры, конечно признают все экономические выгоды внешних объединений, однако попытки культурного влияния (речь идет о так называемой «европеизации» или «американизации» культуры) расценивают как экспансию. Эти процессы наглядно подтверждаются несколькими примерами.

            В Будапеште – вполне благополучном космополитичном европейском городе – в недавнем времени появился Музей Террора (“Terror Háza”). Идеологический заказ, предназначенный для «патриотического просвещения» жителей постсоциалистической Венгрии, в увлекательнейшей форме рассказывает о столкновениях венгров с фашистской Германией и Советской Россией. Тщательно подобранные архивные документы и кадры кинохроники показывают одинаковую организацию «гитлеровской» и «сталинской» военной машины – марширующие серые орды солдат, агрессивная пропаганда, сильный лидер. В этих залах как Германия, так и Советский Союз одинаково воспринимаются как агрессоры, а венгерский народ – мученически сносящий внешнюю экспансию.

            Нагнетающееся депрессивное состояние, сочувствие угнетенному народу, ненависть к нациям-агрессорам – настроение, которое складывается у посетителя, будь он венгр, русский или американец после знакомства с экспозицией, – находит свой «выход» в последнем зале. На большом экране, единственном музейном объекте, мелькают кадры из новейшей мировой истории – выход советских войск с территории Венгрии в 1989 году. Это вздох облегчения. Пожилые мадьяры застывают здесь со слезами на глазах.

            Является патриотизм, идеологический заказ на патриотическое воспитание прямым следствием осознания культурной самобытности нации на государственном уровне?

            В 2007 году Чехия переходит на европейскую валюту, чему рядовые жители совсем не рады, поскольку следующим шагом будет ощутимое увеличение цен (вернее, их «европеизация», – уравнивание с общеевропейскими). В течение пяти-шести лет до этого страна активно готовится к вступлению в европейское сообщество, делая поступательные политические и экономические шаги. Однако уже сейчас люди озабочены сохранением собственной уникальной культуры. «Евроремонт», «европейская кухня», «европейский уровень жизни» – эти образы, уже ставшие устойчивыми, пугают: останется ли место традициям?

            В 2002-2004 годах такие настроения приобретают в Чехии все больший размах. Чешская кухня, став основой коммерческого обслуживания туристов, начала отходить от традиционных рецептов в пользу «европейского» вкуса. Чехи забили тревогу. Стало популярным написание и переиздание кулинарных книг чешской кухни во имя сохранения Национального Вкуса. Таким образом, туризм становится спасительной нишей культуры – национальный колорит привлекает путешественников, и, соответственно, их материальные вложения, «капиталы», позволяющие поддерживать национальную самобытность.

 

Самые глубокие основания любой культуры, в том числе и современной, на мой взгляд, оказываются сосредоточенными в области воспитания. Воспитание «в-традиции» – есть залог появления будущего Гражданина Мира: человека образованного, живущего сообразно традициям своего этноса и топоса, знакомого с культурами других общностей и, главное, терпимого к уникальности этих других. Один из возможных вариантов решения существующих проблем в сфере межкультурного общения в сфере воспитания юношества в соответствии с традицией их локальной культуры.

            Так или иначе, постижение окружающего мира ребенком начинается с семьи, с дома, в котором он живет, с двора и ближайшей улицы. В 6-8 лет еще нет целостного восприятия города, страны, мирового пространства. И задача семьи, педагогов, школы, равно как и государства, – воспитание «в-традиции», – сообразуясь с  языком, идеологией, религией – но непременно в традиции «места», на локальных конкретных примерах. Реальное сохранение культурных традиций этноса или нации, думается, зависит от людей, коренных жителей; именно они в семейных преданиях, традициях способны сохранить genius loci4, дух места.

            В рамках дней европейской культуры по всему миру реализуются замечательные проекты, к примеру, в Санкт-Петербурге, – «Европейский Маршрут». Посредством создания нового экскурсионного маршрута петербуржцам рассказывается о вкладе представителей более 20 европейских стран в развитие культуры Петербурга. Кроме того, существует множество исследований, посвященных трехсотлетней истории Петербурга на примере одной национальности (шведы, евреи или немцы), одного слоя населения, конфессии.

            В основе экскурсионного метода преподавания истории/истории культуры лежит системно-деятельностное постижение мира. Полагаю, что именно с постижения окружающего города, края, локальной местности стоит входить в мир. Чтобы понять ценность шедевра европейской ли, восточной ли культуры, нужно ведь для начала осознать уникальность и ценность исторической области, в которой человек рожден/вырос, и тогда можно сравнивать и восхищаться (не понимать и осуждать). Любое новое познается в сравнении, а сравнивает человек, как правило, с нечто хорошо знакомым – с традицией, в которой он воспитан. Именно в чистом незамутненном непониманием разуме способна к движению свободная мысль, направленная на постижение Истины.



1 Гревс И. М. К теории и практике экскурсий, как орудия научного изучения истории в университетах. СПб., 1910. С. 30.

2 Цит. по ист.: Анциферов Н. П. Душа Петербурга. Л.: «Лира», 1990. С. 15.

3 Термин впервые употреблен в анонимной статье «Великое царственное искусство масонства как культура исповедания». Издание 1910-х гг., архив БАН, С.-Петербург.

4 Genius loci – лат. «Божество местности».

Comments