Коммуникация как фактор самореализации личности

Отправлено 3 мар. 2015 г., 21:14 пользователем Vladislav Moiseev

Коммуникация как фактор самореализации личности


                                                                                                                                                         ТАТАРИНЦЕВА Э.А.

Кандидат политических наук, зам. декана факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования,  ст. преподаватель  кафедры инновационных технологий в государственной сфере и бизнесе ИБДА РАНХиГС. 


Аннотация: В статье раскрыто понятие коммуникации. Представлены теории коммуникации. Раскрыты сущностные свойства коммуникации. Основной акцент сделан на коммуникацию как на средство связи любых объектов материального и духовного мира и сама связь как общение, в процессе которого люди обмениваются информацией в целях самореализации. 


Ключевые слова:  Коммуникация, человек, общество, социальная реальность, ценности, обмен информацией. 

 Annotation: The article focuses on the concept and theories of communication. It shows essential properties of communication. It emphasizing communication as way of connecting between objects of material and spiritual world and the connecting between people to exchange information for self-fulfillment.   

          Keywords:  Communication, human, society, social reality, values, information exchange. 



Одно из центральных мест в современных теориях информации занимает категория коммуникации, связанная с информацией фактом обеспечения передачи смыслов (всякого переноса, семантического сигнала). У Ж. Бодрийяра были основания характеризовать нашу эпоху как эпоху «экстаза коммуникаций». По нашему мнению, именно экспертное интеллектуальное сообщество может раньше всех востребовать идеологию коммуникативного общества, опирающуюся на духовные ценности российской культуры, национальные традиции государства,  которые надо культивировать в целях конвергенции  информационных технологий в общество. 

Абсолютная ценность – это человек. Он является субъектом ценностей и ценностного отношения, и сама постановка вопроса о ценностях вне человека лишается смысла. Этот тип ценностей оказывает первостепенное влияние на социализацию и  самореализацию  личности. Их реализация, по существу, тождественна реализации самого глубинного слоя структуры личности, ее самоактуализации. Без этого не только не может состояться личность, но и сама жизнь для большинства будет невыносимой. 

Человеческими качествами коммуникативного происхождения являются общение, понимание, речевое и языковое взаимодействие. М.С. Каган трактовал общение как один из фундаментальных видов человеческой деятельности (наряду с трудом, познанием и ценностно-ориентационной деятельностью), а коммуникацией называл его частную форму – передачу информации в форме сообщения [1]. Подобные ситуации обычны для многих заимствованных иностранных слов-терминов, когда в русском языке они закрепляются не в их общем значении (для которого уже существует соответствующее русское слово), а в специализированном. У Резаева А.В., напротив, «коммуникации» придано наиболее широкое значение, она охватывает и процессы в животном мире, тогда как «общение» — это лишь «социальное взаимодействие»[2].

Антропологические константы, определяющие человеческую природу, оказываются неразрывно связанными с его открытостью социальному. Это означает, что процесс становления человека имеет системный характер и проходит во взаимосвязи с окружающей средой, как природной, так и антропогенной. По Фромму, суть человеческого бытия – это потребность вступать во взаимоотношения, коммуникацию и связи с окружающим миром, потребность, основная задача которой заключается в том, чтобы избежать одиночества [3].

Проявления сущностных свойств коммуникации исследованы в трудах Ю. Хабермаса. В частности он развивает критическую теорию коммуникации и видит цель коммуникации в понимании, которая задает нормы коммуникативного взаимодействия (поведения)[4]. Условия взаимопонимания заложены  в структуре речи. Субъект непроизвольно переводит языковую конструкцию (речь) в адекватную для понимания коммуникативную форму. Таким образом, Ю. Хабермас говорит о том, что именно коммуникативное поведение, в котором координация действий участников осуществляется через механизмы взаимопонимания в среде естественного языка, обеспечивается воспроизводство общества  как «жизненного мира». Ю. Хабермас придерживается модели «универсализации коммуникации». Н. Луман выстраивает модель коммуникации в рамках системной теории общества. С позиций Н. Лумана, «коммуникация – это эйдетическая скрепа любого общества, его внутренний смысл и интенция»[5]. Согласно его гипотезы социальные системы образуются вообще исключительно благодаря коммуникации». Она является не только условием и формой существования, но и онтологическим основанием жизни социума. С одной стороны коммуникация – это очевидность, с которой мы имеем дело в реальности, с другой стороны, коммуникация определяется случайными факторами, которые не поддаются управлению. Таким образом, о коммуникации мы можем судить исходя из состояния и параметров системы, вариативность которых определяет специфику современной коммуникации.  Это означает, что понятие коммуникации становится ключом к раскрытию содержания понятия общества и самореализации личности в обществе.  

На специфических свойствах коммуникации основаны конструкты экзистенциальной философии, которую иногда характеризуют как «коммуникативный экзистенциализм» [6].  Ее основоположником считают  К. Ясперса. Ядром  его учения, начиная с ранних работ, составила проблематика «экзистенциальной коммуникации». Так, соотнесенность экзистенции с другой экзистенцией (общение человека с человеком) осуществляется именно в акте коммуникации, а соотнесенность ее с трансценденцией – в акте веры[7]. В таком качестве коммуникация есть основа экзистенциального отношения между людьми и решающий процесс для самоопределения человека в мире, в котором он обретает понимание своего права,  когда соотносится со своим миром бытия. 

Основное содержание коммуникации можно выразить так: это средство связи любых объектов материального и духовного мира и сама связь как общение, в процессе которого люди обмениваются информацией в целях самореализации; это передача и массовый обмен информации с целью воздействия на общество и его составные компоненты (социальные страты и т.д.). 

Существуют различные модели коммуникаций. Но еще Аристотель выделял три основных компонента: оратор – речь – аудитория [8]. Наиболее известной моделью коммуникативного процесса стала «формула Лассуэлла»[9]. Н. Винер  добавляет «обратную связь» к простейшим линейным моделям  и вводит в научный оборот «циркулирующую модель». По его мнению, наиболее эффективные коммуникации устанавливаются в том случае, когда процессы кодирования и раскодирования информации являются единообразными. Когда эти процессы становятся разнородными, коммуникации разрушаются (Н. Винер назвал это явление энтропией) [10].

Наиболее полный обзор коммуникативных моделей представлен в научных трудах М.Н. Грачева. Кроме названной логической модели  Г. Лассуэлла, это технико-технологическая модель К. Шеннона – У. Уивера, модель прямой и обратной связи М. Дефлера; модель Й. Бордвика и Б. Ван Кама, содержащая в виде обязательного компонента средства массовой информации;  модель сотрудничества коммуникатора и реципиента У. Гайбера – У. Джонсона; модели корректировки информационного процесса Дж. Макнелли и Э. Баса; модель Й. Галтунга – М. Руге, основанная на принципах индивидуального восприятия информации в процессе ее отбора и подготовки к передаче реципиенту[11], а также «безымянные» модели, отражающие альтернативные виды движения информации – модель вещания, диалоговая модель, консультационная и регистрационная (как противоположная консультационной) и др. 

Коммуникация в условиях развития информационного общества становится фактором технологического и культурного развития общества. Информационная эволюция передачи информации меняет наши представления о пространстве и времени в метафизическом понимании. 

Информационно-коммуникативное пространство расширяется, коммуникация охватывает все новые сферы жизни. Современные коммуникации изменили весь стиль современной жизни, они стали интернациональными. 

Современное коммуникативное пространство, обусловленное информационной (в технологическом, функциональном значении термина) эволюцией, становится формой репрезентации социальной реальности. Исследования массовой информации и массовой коммуникации превращаются в одну из ключевых областей социальных наук. Сложность, многоуровневость современной действительности, информационно-коммуникативных процессов повлекло активное развитие междисциплинарных исследований.

Подлинный поворот в отношении к коммуникативным основаниям социального бытия произошел в ХХ в., при переходе от классической научной рациональности к неклассической и имевшем место при этом «лингвистическом» переосмыслении всех философских понятий на фоне  развивающейся информационной эволюции.

Чтобы выявить сущностные характеристики информационного общества, необходимо рассматривать его в свете двух подходов – технократического и гуманитарного.  Взаимоотношение «общество – технологии» является традиционным объектом философских исследований. Под технократическим подходом понимается одно из направлений общественной мысли, предписывающей технике определяющую роль в социальной жизни и утверждающее, что лишь индустриализация способная рациональным способом регулировать и совершенствовать жизнь общества и личности. Здесь доминируют развитые технологии сбора, переработки и распространения информации, приоритет отдается рациональному перед эмоциональным, революционные преобразования преобладают над эволюционными. То есть на первый план выходит не технология для человека, человек для технологий.

Основными принципами, которыми следует руководствоваться при создании информационного общества, признаются: открытый доступ к сетям и информационным услугам; обеспечение равенства возможностей для граждан; признание необходимости международного сотрудничества. Свободный доступ каждого человека к информации через глобальные телекоммуникации, участие в принятии интересующих его решений, в том числе на мировом уровне. 

Рассуждая о культурных последствиях технологических перемен, М. Кастельс  говорит о том, что роль сетей не в их содержании, а в самом факте доступа к сетям[12]. Поэтому самым важным для культуры становится вопрос о доступе к сети ибо только это дает возможность коммуникаций и интерактивного общения с кем угодно и в любое время. 

Гуманитарный подход ярче всего выражен в коэволюционных теориях, фундированных принципами антропоцентризма и целостности. Человек соучастник коэволюционных процессов. Он имеет «моральное право» ощущать себя центром мироздания. Целостность человеческой индивидуальности воплощается в свободной человеческой деятельности. 

В теории информационного общества осуществлен синтез подходов, результатом которого является гуманитарный информационный технологизм, понимаемый как совокупность информационно-коммуникативных средств, методов воздействия на общественное сознание с целью достижения стратегической цели общественного развития, умножения и реализации интеллекта личности и социума, повышения эффективности интеллектуального капитала как синтеза информации, знаний, коммуникации и мотивации поведения. В информационном обществе многообразие коммуникации становятся необходимым элементом развития личности, народа и культуры, ключевым условием и одновременно источником репродуцирования коммуникативной формы социальной жизни в глобализирующихся государствах.

Информация и знания становятся реальной силой в процессе коммуникации, общения, взаимодействия. Информационные технологии упрощают решение многих задач, расширяя возможности индивида (личности, человека) и его самореализации в обществе и тем самым увеличивая объем (потенциал) его правомочий. 


Список литературы:


[8] Аристотель. Этика. Политика. Риторика. М., 2007.  

[10] Винер Н. Право и коммуникация // Винер Н. Человек управляющий. СПб., 2001. С. 103, 109.

[11] Грачев М.Н. Политическая коммуникация: базовые модели //Политические коммуникации ХХI века: гуманистические аспекты. М., 2002. С.30-45.

[1] Каган М.С. Философия культуры, 1996.

[12] Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общества и культура: Пер. с англ. / Научн.  ред. О.И. Шкаратана.  М., 2000. - С. 501.

[2] Коммуникация и образование. Сборник статей / Под ред. С.И. Дудника.  СПб., 2004.

[9] Лассуэлл Г., Фокс М. Печать власти. СПб., 1998. 

[5] Луман Н. Власть. М., 2001. С. 13.

[3] Фромм Э. Бегство от свободы; Человек для себя /Пер. с англ. Д.Н. Дудинский. Мн., 2000. С. 35.

[4] Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000.

 [6] Ясперс К. Всемирная история философии: Введение. СПб., 2000. С. 218-219.

[7]  Ясперс К. Философская вера // Смысл и назначение истории.  М., 1991. С. 425-434.


Comments